Версия для слабовидящих
Дятьковского района Брянской области

Имя этого человека мало кому сегодня известно.
А между тем он был талантливым поэтом, членом Союза писателей СССР, принадлежал к литературной группировке «Пролеткульт», сожалению, одним из многих попавших «под колесо истории».

Уроженец г.Дятьково Иван Иванович Калянников был расстрелян по ложному доносу 15 июля 1937 года.

А 21 января 1958 года Военная коллегия Верховного Суда СССР отменила приговор в отношении поэта, и дело прекратила за отсутствием состава преступления.

Родился он 20 марта 1911 г. в городе Дятьково в семье служащего хрустального завода Ивана Тимофеевича Калянникова.

Маленький Ваня с мамой Анной Яковлевной (Лавреновой)

Учился в средней школе, но в 1922 году семья переехала в Харьков, в бывшую столицу Украины. Для того, чтобы закончить школу, пятнадцатилетний подросток снова в 1926 году приезжает в Дятьково, видимо сказался языковый барьер, здесь оканчивает среднюю школу. Проживает в семье Лавреновых Василия Яковлевича (брат мамы) и Елизаветы Григорьевны. 

Иван с родителями. Отец – Иван Тимофеевич и мама Анна Яковлевна

Здесь, оторванный от семьи, он  пишет свое первое стихотворение «Мамочке», и ставит дату «07. 02. 28 г., вечер, дома в горнице за столом, г. Дятьково» и подпись.
Судьбой мне многое дано
Под тихий звон ольхи,
И жизнь, как спелое зерно,
Вошла в мои стихи.
И мудро шепчет карандаш
Отточенностью рифм:
« Живи, коль юность подошла
С улыбкою зари»
Учись, живи, бичуя ложь,
Не плачь под ношей лет –
Ведь ты на многих не похож,
Живущих на земле.

После окончания средней школы в Дятьково И.Калянник возвращается к родителям в Харьков в 1928 году.

Поэт поступает в школу ФЗО (фабрично – заводского обучения) и после её окончания идёт работать на Харьковский паровозостроительный завод разметчиком.

Для молодёжи того времени присуще героическое отношение к труду, душевный подъём, энтузиазм. Вступив в рабочую среду, Калянник находит своё место как в литературной, так и в общественной жизни. Становится активным членом заводской литературной студии, печатает стихи в многотиражной газете «Харьковский паровозник» и рукописном журнале «Новых цех». Копелев Л.З. пишет в своей книге воспоминаний «И сотворил себе кумира» так: «Осенью возникло новое литературное содружество «Порыв». Заводилами в нем были Иван Калянник и Сергей Борзенко.

Члены литературной студии им. П.Г.Тычины. Иван Калянник крайний справа в нижнем ряду

Иван , самый талантливый , да , пожалуй , и самый умный из нас , любил прикидываться этаким простачком-Иванушкой , наивным увальнем . В начале он писал несколько «есенистые» стихи:

«Ты прошла и плитки тротуара

Расцвели, как в поле васильки».
Потом он стал писать по-украински. Он работал в сталелитейном цеху разметчиком. На огромной плите размечал еще горячие отливки для первичной «черновой» обработки, о своей работе он рассказывал в стихах.

День начинается так:
Трамвай. Цех. Плита!»

Он много пишет о труде, о рабочих Украины, но не забывает и о своих брянских корнях.
Поэт присылает свои стихи «В роще», «Песня», «Молодёжное» в газету «Брянский рабочий» и их печатают. Вот стихотворение «Ночь», опубликованное в газете:
Люблю я гудков нарастающий ритм,
Чтоб с ними встречать суматоху зари.
Начало работы. Проходят трамваи,
Спеша на заводы к раздолью окраин.
Где нет этих мглистых уютных квартирок,
Пропитанных лёгкой брюзгливостью мира…

С юношеским максимализмом он считает уют и благополучие обывательщиной. Буйная фантазия, образность стихов, привлекли к нему внимание таких серьёзных журналов, как «Красная новь» и «Огонёк». На ЗПЗ — Харьковском паровозостроительном заводе выходил свой многотиражный заводской литературный журнал «Новый цех».

Среди дятьковских родственников. Крайние слева: Лавренов Василий Яковлевич (брат мамы), Лавренова Елизавета Григорьевна, на руках – дочь Инна. В центре: Анна Яковлевна, на руках – внучка Жанна (дочь Ивана Калянника), жена Александра, Иван Иванович.

В 1930 году  творчеством молодого поэта заинтересовался классик украинской советской литературы П.Г. Тычина. Именно он и посоветовал Калянникову писать на родном для украинцев языке. В это же время Иван Калянников, взяв творческий псевдоним становится Иваном Калянником. Вот как вспоминал об этом отец поэта Иван Тимофеевич в 1959 году, когда готовилась к изданию книга избранных стихов Ивана Калянника: «В 1930 году мой сын познакомился с поэтом П.Г.Тычиной, который искренне и по деловому заинтересовался творчеством молодого поэта, помогал ему. Старший поэт посоветовал ему писать об украинских рабочих на украинском языке. Иван немного сменил фамилию на Калянник…»

Поддержка П.Тычины вдохновила  молодого   поэта  и  в  1931 году  выходят  одна  за  другой  книги   стихов  И.Калянника: «Бригадир»,  «Поток», «Черты лица»  —  в  одном   году  сразу   три  книги! Такое    удавалось  сделать  далеко  не   каждому  маститому  поэту,  а Каляннику   едва   исполнилось  двадцать  лет. В  1932 – 33 гг.  —   по   одной  книге,  в  1934 г. —   снова  три   книги : «Майдан», «Восточные  новеллы», поэма  «Товарищ   Карий». Последняя  прижизненная   книга Ивана  Калянника   «Гордость » вышла  в   1936  году  в  Киевском  Гослитиздате,  и  для   многих   исследователей  творчества  поэта  непонятно,  как   могла   выйти   в  Харькове ,  в   1939  году,  когда   его   уже  не   было   в   живых,  книга   «На  подъём».

О чём же писал этот молодой талантливый поэт? Конечно же, он воспевал рабочий класс, работу цехов и заводов, это была его стихия. Он ежедневно слушал грохот станков и это казалось ему «музыкой труда», воспевал возвышенные чувства: любовь, дружбу, верность, нравственность, героизм.

Но вернемся в 1931 год. В это время Иван Калянник вместе с Терентием Масенко и Василием Мисником поступает в техникум востоковедения. И вот в июне 1932 года они уже едут на практику в Таджикистан. Группа учащихся техникума проехала по известным местам Средней Азии, путешествовала по горам и кишлакам, да так, что многие заболели тропической лихорадкой и практика прекратилась. Молодые люди вернулись домой, но до самого трагического тридцать шестого тематика Востока неизбывно жила в стихах и поэмах И.Калянника. В путешествии были написаны проникновенные строчки, посвященные жене, которые потом и составили цикл замечательных стихов о любви:

«Александра, свет ты мой румяный,

ближе теплу руку — и вдвоем

в стылые январские бураны

через наши площади пойдем…»

Или вот еще проникновенные строки, тоже рожденные этой поездкой и разлукой:

«Ближе очи — погляди в зеницы,

В глубину их, и увидишь там,

Как парят невиданные птицы —

То мечты мои, подобные орлам…»

С женой Щербаковой Александрой Васильевной

Поэмы» «Френсис Дрейк», «Максум Клич-заде» и «Август 1914» еще раз подчеркнули многогранный талант молодого поэта.

Калянник блестяще знал мировую поэзию, мог часами наизусть читать Пушкина и Шевченко, Гейне и Байрона, Шиллера и Шекспира. «Он на глазах рос как великий украинский поэт, — вспоминает Григорий Костюк, украинский ученый-литературовед, критик, мемуарист, лауреат премии имени Владимира Винниченко, долголетний председатель ОУП «Слово». — Имел острый ум и высокий поэтический полет мысли. Был инициатором не только чтений своих произведений, но лучших образцов мировой литературы, в том числе украинской и российской» (Григорий Костюк. Встречи и прощания, Книга первая, University of Alberta: Edmonton, 1987, Alberta, Canada, с. 306).

Талант Ивана Калянника — в некотором роде загадка. Его дочь  Жанна Ивановна в переписке с В.Парыгиным как-то обмолвилась: «Пишу Вам и думаю — как это поразительно — истинно русский человек с Брянщины был надеждой украинской литературы. Для меня это неразрешимая загадка — как и когда он смог настолько освоить украинский язык, ведь дедушка мой Иван Тимофеевич Калянников, не знал ни одного украинского слова». О самобытном таланте, ворвавшегося ярким метеором в поэзию нашего земляка, много писала критика. В литературной газете ему посвящали статьи. Например, статья Е.Адельгейма «Лирика соцтруда. О творчестве И.Калянника». Даже спустя 50 лет исследователь украинской литературы Иван Дзюба в журнале «Дружба народов» писал: «Увы, среди этих кадров… настоящих талантов оказалось не так уж и много»… И как исключение называл нашего Ивана Калянника.

В конце 1920-х годов в Харькове по адресу: улица Красных писателей, 5 (ныне ул.Культуры, 9) кооперативом литераторов был построен дом «Слово».

Здание, спроектированное М. И. Дашкевичем в архитектурных формах, занимающих промежуточное положение между модерном и конструктивизмом, имеет в плане символическую форму буквы «С» («слово»). Заселён в 1930 году. В этом доме проживал и И.Калянник с женой и дочерью. В последствии в народе дом получил мрачное название «Крематорий». До 1938 года были репрессированы жильцы сорока квартир из шестидесяти трёх. Многие расстреляны. 

Как «не может укрыться город, стоящий на верху горы» (Матф.5:14), так и яркий талантливый поэт, о котором говорят и пишут — всегда на виду. Жил он увлечённо, читал много, учился охотно и много рассуждал о своей судьбе и собратьях по перу, которые, один за другим, либо исчезали бесследно, либо были арестованы. Вот строки из письма Ивана Калянниа к отцу от 17.09.36 г.: «Мы все живы и здоровы, за исключением меня, который тоже вполне здоров, но просто угнетён той атмосферой, которая создана вокруг меня…».

 А 4 ноября он был арестован в своей квартире.

Но и находясь в камере, он уверен, что все это какая-то ошибка и все встанет на свои места. Из Харьковской тюрьмы он в письме просит жену прислать ему книги «Сталин» А.барбюса и «Прикованый Прометей» Эсхилла.

Сотрудник Харьковского областного управления НКВС Замков рассмотрев материалы, которые будто свидетельствовали о том, что Иван Калянник «был участником контрреволюционной фашистской террористической организации, которая имела цель бороться с Советской властью» постановил держать его «под достойной охраной в спецкорпусе № 1», чтобы он «не смог прятаться от суда и следствия». На допросах, которые вел следователь Лисицкий, Калянник не признавал за собой никакой вины. Срок содержания его за решеткой продлевали пять раз. 13 апреля 1937 года его перевели в спецкорпус Киевской тюрьмы, где под пытками заставили признать свою принадлежность к контрреволюционной организации. На закрытом судебном заседании 14 июля 1937 года Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила писателя к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор исполнен 15 июля 1937 года.  А было поэту в то время всего 26 лет…

Арестом поэта трагедия этой семьи не закончилась — в 1937 году арестовали его жену Александру, маленькую дочку взяли на воспитание дедушка и бабушка, родители поэта. Во время оккупации в Харькове, полицай выстрелом в спину убил мать поэта Анну Яковлевну. Отец Иван Тимофеевич умер в 1963 году.

По смерти Сталина, на дополнительном расследовании дела Ивана Калянника положительные характеристики ему дали Сергей Борзенко, Терень Масенко, Николай Нагнибеда. «Иван Калянник, — подчеркнул С. Борзенко, — был прекрасным поэтом». Военная коллегия Верховного Суда СССР 21 января 1958 года отменила приговор в отношении поэта и дело прекратила за отсутствием состава преступления. И.Калянник реабилитирован посмертно и даже восстановлен в Союзе писателей. Дочь Ивана Калянника, Жанна Ивановна, которая сейчас живёт в Харькове, в письме к В.П. Парыгину пишет, что в 1988 г. она обратилась в КГБ, чтобы ей объяснили причину ареста отца и кто его оклеветал. Она пишет: «Сотрудник органов, не выпуская из рук папку, уточнил дату расстрела — 15.07.37 г., место захоронения неизвестно. В ознакомлении с делом — отказать». Официальное место захоронения считается Киев.


Инна Васильевна Лавренова (двоюродная сестра поэта, проживающая в Дятьково) рассказала нам, что когда арестовали Ивана, то многие Дятьковские родные отказались от него, кроме их семьи. Её отец, Василий Яковлевич, работник ДХЗ, был исключён их партии, имел много неприятностей, но всегда был уверен в невиновности племянника. 

Жанна Ивановна Овчинникова (Калянник), дочь поэта со своим внуком Женей. (Проживают в Харькове)

Долгое время на стене печального дома «Слова» висела лишь мемориальная доска с именем Павла Тычины. Таблица с очень неполным списком живших и работавших здесь писателей появилась лишь в конце 1980-х на гребне «перестройки», но десять лет спустя была сорвана и разбита неизвестными лицами. Памятный знак, дополненный новыми именами, был установлен без официального открытия 2003 года. В настоящее время заменён ещё более полным, здесь модно найти и фамилию нашего земляка.

Изданные книги были уничтожены,  и лишь в 1959 году, после восстановления И.Калянника в Союзе писателей вышла книга его избранных стихов. К сожалению, так как написаны они были на украинском — до русского читателя они не дошли. Прочитать некоторые из них, в свободном переводе В.Парыгина можно в его книге «Реабилитирован посмертно». Там же можно найти и письмо дочери поэта Жанны Ивановны, рассказывающей об их с дедом Иваном Тимофеевичем  дальнейших злоключениях.

  •  Семейные фото из личного архива Лавреновой Инны Васильевны (двоюродной сестры поэта).

 

  •  Литература:
  1. Парыгин, В. «Реабилитирован посмертно»/В.Парыгин//Парыгин, В. Реабилитирован посмертно: Кн.3. — Брянск,1994. — С.184-208.
  2. Калянник Иван Иванович, 1911 [Электронный ресурс]. — режим доступа https://ru.openlist.wiki/Калянник_Иван_Иванович_(1911) /. Проверено 15.07.2017.
  3. Калянник Иван Иванович [Электронный ресурс]. — Режим доступа http://schooltask.ru/kalyannik-ivan-ivanovich/. Проверено 15.07.2017 
  4. Слово (дом) [Электронный ресурс]. — Режим доступа https://ru.wikipedia.org/wiki/Слово_(дом)  /. Проверено 15.07.2017.
  5. Копелев, Л. И сотворил себе кумира [Электронный ресурс]. — режим доступа http://e-libra.ru/read/311638-i-sotvoril-sebe-kumira /. Проверено 15.07.2017.
  • Наши публикации:
  1. Григорьева, Т.С. Спасибо за память о моем брате/Т.С.Григорьева//Дятьковский район. Страницы истории. историко-краеведческий сборник. вып.V. — Дятьково,2015. — С.183-190.
  2. Паршикова, Е. Дятьково в лицах и событиях. Иван Иванович Калянник (Калянников)/Е.Паршикова//Дятьковский вестник. — 2014. — 7 августа (№31). — С.3.
Поиск
Яндекс.Метрика